June 14th, 2012

what?

(no subject)

Пушкинский знает себе сцену
"Я надеюсь, что и через сто лет те, кто будут жить в нашей стране и других государствах, будут гордиться нашим музеем имени Пушкина",— сказал господин Медведев. После чего начался концерт удивительно динамичный. Срежиссировал его балетмейстер Владимир Васильев, а музыкальным руководителем выступил Юрий Башмет. Здесь нашлось место и для воспоминаний об открытии музея Марины Цветаевой, прочитанных Ольгой Остроумовой, и для дефиле костюмов Christian Dior (год назад выставка этого модного дома в ГМИИ стала событием и для модного дома, и для музея). Также успели показать сцену из свежего балета "Роден", спеть арию Ленского, станцевать "Умирающего лебедя" и завершить представление сценой триумфа из оперы "Аида". На все про все, включая выступление премьера, ушло чуть больше часа.


О русском европеизме
Это очень приближает к нам исторических героев, они становятся какими-то понятными и знакомыми, и мы что-то такое чувствуем, хотя и не очень знаем что. То ли Иван Цветаев был человеком ох сильно не простым, себе на уме, тонким психологом, умевшим найти подход и к царю, и к купчихе, и к миллиардеру — ну вроде великолепного Олега Павловича Табакова. То ли наоборот, Олег Павлович Табаков — вовсе не лев-гурман, которого мы все знаем, а смиренный служитель русской культуры, и вынужден идти с постной физиономией в доверенные лица, подобно тому, как Цветаев ходил к императору Николаю Александровичу просить дать музею имя его покойного августейшего родителя и 200 тысяч рублей отдельно. Чем Владимир Владимирович Познер не Пикассо — и тот, видать, был усталый, но с молодой душой, на поверхности циничный, а глубине души романтик, каких больше и не сыщешь. Разве что Владимир Владимирович не рисует — ну так и Пабло Хозеевич начисто не умел брать интервью. Они как бы и неслиянны, и нераздельны — бывает такое явление. С другой стороны, и та Ирина Александровна Антонова, которая ходила с Леонидом Брежневым, вроде и та же, которая ходит с Леонидом Парфеновым, а вроде бы совсем и другая женщина. С Брежневым она вроде Парфенова, ироничная и учтивая, с Парфеновым — вроде Брежнева. Один человек легко разделяется на двух, два сливаются в одного.
ivanushka

Топ-10 произведений, отражающих русскую идентичность

Иными словами, люди, перед которыми поставлен вопрос о национальной идентичности в искусстве, оказываются в ситуации «Свет мой, зеркальце, скажи»: они вынуждены допрашивать себя относительно того, где, в чем, в каких произведениях они видят отражение собственного «я», с чем они себя идентифицируют. При этом, как в пушкинской сказке, персонажу, конечно, хотелось бы не просто отразиться, а так, чтобы убедиться, что он «на свете всех милее». В результате этих поисков вырисовывается некий коллективный персонаж, репрезентирующий «коллективное бессознательное». И как же он выглядит в этом зеркале?
...
В зеркале начинает вырисовываться существо какое-то странное и ни в коем случае не созидательное, — всей его созидательности хватает разве что на неприличный жест, раздраконенный до размеров Литейного моста. Правда, может показаться, что созидательным пафосом наделены «Рабочий и колхозница» Мухиной. Но это если забыть, что их прообразом было античное изваяние Гармодия и Аристогитона — тираноборцев, то есть ниспровергателей. А если даже рабочего и колхозницу рассматривать как созидателей и деятелей, то тут же окажется, что это 1937 год, апофеоз сталинизма, и они в своем так называемом неудержимом порыве оказываются персонажами весьма страшными: «Весь мир насилья мы разроем до основанья, а затем…» Вот именно. Мы же помним, что было затем. В этом контексте «Богатыри» Васнецова — воплощение мечты о надежной защите, эдакий древнерусский ОМОН, а «Хлеба» Осмоловского… иконостас XXI века? Возведенные в культ ломти хлеба. Да и те несъедобные...